суббота, 12 февраля 2011 г.

На сегодня это последний вброс копипасты , котрая накопилась у меня

здательский дом "КоммерсантЪ" выпустил Приложение, целиком посвященное Японии. Приводим один из самых интересных материалов выпуска - историю "япониста поневоле", МИХАИЛА МОЗЖЕЧКОВА о своем постижении страны Восходящего солнца:

Неисповедимы пути, ведущие нас к познанию загадочной страны Японии. У кого-то они начинаются с порога японского отделения ИСАА или МГИМО. А кто-то попадает сюда из таких мест, которые и представить-то себе трудно.

15 лет в Японии. Круглая дата. Сейчас, оглядываясь назад, даже не верится, что прошло столько времени. А тогда, в далеком 1991 году, по улицам Москвы ездили бронетранспортеры ГКЧП, Ельцин толкал речь с танка и СССР рассыпался на кусочки. И вдруг выпускнику Московского инженерно-физического института (МИФИ) предлагают позицию в магистратуре Токийского университета. И не просто так, а со стипендией японского министерства образования $2 тыс. в месяц. Зарплата аспиранта в российской науке тогда уже приблизилась к стоимости единого проездного билета. А тут еще и Япония. Гейши, Фудзияма, харакири... Я решил ехать.

Наших в Японии тогда было немного. Постепенно все перезнакомились и регулярно собирались у кого-нибудь в университете за чашкой чая либо в выходные за бокалом чего покрепче. Иностранцы вообще в Японии держатся вместе – уж больно мы отличаемся от местного населения,– и нас постоянно приглашали на вечера в Американский клуб, Английский, Канадский, Австралийский... Тут и возник закономерный вопрос: "А почему нет Русского клуба?"

С этим вопросом мы пошли в 1992 году в российское посольство в Токио. Генеральный консул незамедлительно рассмотрел наше предложение по созданию Русского клуба, и уже через месяц состоялось официальное открытие клуба при российском посольстве. Оно проходило в главном приемном зале посольства – с позолотой, бликами хрустальных люстр и загадочной надписью на настенном барельефе Кремля: "Москва, столица моя Москва". Ну, песня такая была, а из песни слова не выкинешь. Был шикарный стол, осетр, черная икра, водка в запотевших стаканах и даже видеооператор от российского телевидения. Это было хорошее начало. На последующих собраниях мы уже просто собирались за чашкой чая обсудить свои насущные проблемы, поделиться опытом.

Но время постепенно изменило баланс. Стало все больше международных браков. Девушки, танцующие в барах, стали выходить за японцев, да и российские ученые и специалисты стали постепенно обзаводиться японскими женами и оседать на постоянное жительство. А в посольство наших японских спутников особо не пригласишь: не проходной двор.

В 1998 году я как раз окончил докторантуру и устроился на работу. Мой японский босс где-то в глубине души любил Россию и поэтому по субботам предоставил для собраний Русского клуба конференц-зал и открытую веранду компании. На первое же собрание пришло около ста человек.

Хочется сделать маленькую оговорку. Клуб у нас называется русским, но не потому, что в нем собираются только русские, а потому, что основной язык общения у нас русский. По странам и национальностям у нас представлена вся цветовая гамма бывшего СССР. Приходили даже африканские друзья – выпускники Университета Патриса Лумумбы. Сейчас в клубе несколько сотен постоянных членов и около 800 подписчиков со всего мира на наш электронный лист. Время для нас как будто заморозилось, ведь многие приехали сюда сразу после развала СССР. Мы все учились по-русски, читали одни и те же книги, смотрели одни и те же фильмы. Для нас здесь смешно выглядят распри между странами постсоветского пространства. Мы сохранили лучшее, что все же было в СССР,– дружбу между народами.

Моя жена Микико – японка. Мы растим двух мальчиков – Никиту и Антона, у которых по существующему законодательству до совершеннолетия может быть двойное гражданство. Спустя лет 15 они смогут непредвзято взглянуть на обе страны и сказать: "А в чем, собственно, проблема?" Наши правительства не могут прийти к соглашению, и думаю, что такие семьи, как моя, помогут навести мосты между нашими народами. И со временем правительствам придется считаться с новой реальностью.

В прошлом году меня пригласили вести передачу о русском языке по центральному японскому телевидению. С удовольствием согласился. Мне никогда не нравилась эта передача с ее заплесневелыми фразами в стиле: "Что вы будете – водку или молоко?" И русский мужик отвечает: "Я, пожалуй, буду водку". Я сразу пошел на конфликт со сценарием. Водку из сценария убрали, добавили наши анекдоты и разные смешные сценки. На улице порой узнают и по имени называют. Но больше всего понравилось, когда один японец сказал, что с удовольствием смотрит мою передачу. "Ну и как русский язык, сложный?" – спросил я. "Да нет, я язык не учу, просто передача смешная",– ответил он. Конечно, русский язык японцы пока не выучат, но сломать образ русского – угрюмого бородатого мужика с бутылкой водки и балалайкой – тоже не последнее дело.

10 комментариев:

  1. Очень интересная статья. А еще мне понравилось что такие как ты уезжая в другие страны не поддерживают прогнившие стереотипы, а показывают что мы ничуть не хуже других.

    ОтветитьУдалить
  2. Интересно пишешь.Добавляйся в фолловеры)

    ОтветитьУдалить
  3. здорово! продолжай в том же духе

    ОтветитьУдалить
  4. по желанию буду добовлять самые интересные пасты про японистов

    ОтветитьУдалить
  5. Очень интересно. С удовольствием буду читать и далее.

    ОтветитьУдалить